Пост, беременность «по силам» и интернетные споры | Наша газета

Пост, беременность «по силам» и интернетные споры

Екатерина Смирнова.

В прошлом году, впервые за те несколько лет, как пост перестал быть для меня только гастрономическим упражнением, передо мной встал вопрос о несоблюдении поста…

es1Вопрос этот был связан со счастливым событием — весну я встретила на третьем месяце беременности. С тошнотой, усилившимися перепадами настроения, головокружением и прочими радостями, совершенно обошедшими  меня с первым ребёнком.

От половины родных и знакомых я слышала: «Надеюсь, ты не будешь поститься?». Однозначное мнение мужа на этот счёт и низкий гемоглобин избавили меня от мучительных вопросов: «А как же мне соблюдать пост?». От священника было получено указание «не объедаться, мясо можно, кроме среды и пятницы», а что касается чтения и молитв, то – «по силам»…

Да, я могла бы есть отварную говядину, пресный творог и выпивать стакан кефира на ночь – всё как лекарство. Но… мне хотелось то сыра, то омлета, то пирожка, и ещё конфет. Так весь пост и прошёл…

Конечно, у поста есть другая, более важная, негастрономическая составляющая. Больше молиться, больше читать, чаще ходить в Храм. Я собиралась всё это делать. А в итоге весь пост прошёл для меня в  разго-ворах и спорах об украинском кризисе. Я внутренне ушла в политику с той силой, с которой не интересовалась ей лет 15. За эти полтора месяца я впитала в себя столько информации и разнообразных оценок и мнений, и иногда мне казалось, что мой  мозг скоро взорвётся.

Я узнала, что такое кредиты МВФ и как зовут его президента, как выглядит госсекретарь США, и что написано в нашей военной доктрине, фамилии десятка украинских политиков, что такое постдолларовая экономика и информационная война. И тд и тп… Наверное, каждый «приличный» человек должен знать эти вещи, но я прекрасно жила последние годы, не зная их и не чувствуя своей какой-либо ущербности по этому поводу.

Я слушала мнения израильских разведчиков, немецких интелли-гентов, разнообразных  политологов, экономистов, экспертов и тд… И просто окружающих меня людей. Я обсуждала эти темы, спорила с «несогласными», радовалась «согласным», при том, что я вообще по жизни  эмоциональный и довольно конфликтный человек эти споры оставляли внутри разболтанность и тревогу…

За это время можно было напи-сать диссертацию, прочитать пару книжек по специальности, а лучше Ветхий Завет. Бывали светлые промежутки, когда на несколько дней эта тема уходила на второй, третий, задний план, и жить становилось  гораздо легче. Тогда я понимала, что ничего я не узнала, а просто напичкала свою голову несвязанными фактами и чужими мнениями.

Где-то за неделю до Страстной  я услышала строгую проповедь, в которой священник настоятельно не рекомендовал болтать о политике, а если есть желание помочь Украине —  молиться. И почти на неделю мне хватило его слов, чтобы не погру-жаться в новости, чтение, обсуждения… Но как раз на Страстной, несмотря на эти слова, другие слова, статью о спорах на Страстной, которую я несколько раз перечитывала – вновь повторялись совершенно бессмысленные споры…

Великую Субботу я встречала такими мыслями: «Вот такой вот Великий Пост. Я сейчас думаю, что следующий пост непременно будет другим, я не буду есть всё подряд,  буду ходить на службы, а когда-нибудь на Страстную поеду в монастырь, и там будут только службы и постная монастырская еда… А однажды, ну конечно же, будет Пасха в Иерусалиме…

Это такие картинки, похожие на начало новой жизни «с понедельника». Но мы ждём здесь и сейчас. И, мне кажется, такой пост – он был мне тоже нужен. Нужен для того, чтобы научиться не смотреть полными ужаса глазами на тех, кто ест бутерброд с колбасой в пост. Потому что в этот раз, для того чтобы перестать ужасаться, мне стоило опустить глаза в свою тарелку. Нужен был для того чтобы меньше выговаривать мужу на тему «ну почему же ты не постишься», так как куда уж мне выговаривать – я, оказывается, и без сыра не могу, и без конфет, и без «Украины». А он мясо в этот раз не ест. Да, да, нужен был для того, чтобы понять, что я ничего сама не могу, ни в чём себя ограничить.»Без Мене не можете творити ничесоже».

И ещё я как никогда ждала окончания того поста. Ждала не как раньше, ещё в институте, когда уже очень хотелось «кефирчику». А наоборот – ждала, когда же закончится эта раздвоенность, и я перестану есть мясо с чувством, что я делаю что-то совершенно не то. И, конечно, ждала предстоящих радости и ликования Пасхальной ночи, которые непременно будут, несмотря ни на съеденное мясо, ни на невнимательные молитвы и споры…

Прошёл год. Родился сын. И прошло три неправильно проведённых многодневных поста… Вновь Великий Пост. Господи, помоги провести его с пользой…

«Владыко дней моих! Дух праздности унылой,

Любоначалия, змеи сокрытой сей,

И празднословия не дай душе моей.

Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,

Да брат мой от меня не примет осужденья,

И дух смирения, терпения, любви

И целомудрия мне сердце оживи.»

Добавить комментарий